Архи.ру 20 Марта 2012

Светлана Дувинг

LEED'ирующие архитекторы

«Зеленые советы» – некоммерческие партнерства, объединяющие представителей архитектурно-строительной отрасли для консолидированных действий по продвижению принципов экостроительства. На международном уровне наибольшим авторитетом пользуется Всемирный совет по экологическому строительству (World Green Building Council www.worldgbc.org), координирующий деятельность национальных «зеленых советов». Инструментом координации и контроля является система аккредитации, дающая региональной организации статус официального «филиала» WorldCBG, открывающий доступ к глобальной информационной сети и ряд имиджевых преимуществ. В России сегодня насчитывается 7 общественных организаций, поддерживающих идеологию экостроительства. Статус официально признанного члена WorldCBG имеет Некоммерческое партнерство «Совет по экологическому строительству» (генеральный директор – Гай Имз), созданное в 2009 году.

Архи.ру: Ваша организация была одним из первых российских архитектурных бюро, которые вступили в RuGBC, и вот уже полтора года вы состоите членами этой организации. Зачем и что вам это дает?

Д.Кувшинников: Мы вступили в Совет, так как мы идеологически поддерживаем это направление, считаем green building правильным вектором развития отрасли и планируем и дальше внедрять «зеленые» решения в нашей практике. Кроме того, сегодня на российском рынке в сфере экологического строительства существует одна большая проблема – отсутствие информации, и, вступив в Совет, мы эту проблему для себя частично решаем, хотя далеко не по всем интересующим нас направлениям можем получить необходимые сведения. Наиболее полезным из мероприятий RuGBC для нас оказались курсы оценщиков по стандартам LEED и BREEAM, по которым прошли обучение шесть или семь сотрудников нашей мастерской. Кроме того, возможность общаться в рамках Совета с компаниями, которые поддерживают это направление, тоже кажется нам весьма полезным.

Архи.ру: Из деятельности Совета вы особо выделили образовательные курсы оценщиков по системам LEED и BREEAM. Как проходило обучение?

Д. К.: Если говорить о курсе по BREEAM, то у нас были несколько другие ожидания. Дело в том, что курс учит тому, как быть оценщиком по данной системе, а у нас такой цели нет. Тем не менее, в нем оказалось много ценного. Для меня лично этот курс открыл понимание сложностей системы BREEAM. Например, я узнал, что делает оценщик, как он должен проверять информацию, и до какого абсолюта это доведено за рубежом. Скажем, подсчет насекомых, которые уничтожаются на строительной площадке, на меня произвел сильное впечатление. Я по образованию не архитектор, поэтому также узнал много чисто архитектурных и инженерных нюансов. Например, о возможностях снижения энергопотребления здания с помощью систем пассивной вентиляции и геотермальной энергетики и т.д. Что касается курсов LEED, то мне показалось, что они дают чуть более широкий взгляд на экологическое строительство в целом, и сама система LEED, на мой взгляд, гораздо проще и лучше структурирована, а потому имеет очевидные преимущества для рынка.

Архи.ру: Елена, поделитесь, пожалуйста, вашими впечатлениями от сотрудничества с RuGBC.

Е. Крыжевская: В целом работа в Совете нам нравится и представляется весьма полезной. Помимо образовательных курсов также весьма действенным являются такие мероприятия, как бизнес-завтраки, на которых мы получаем много интересной информации и знакомимся с новыми компаниями. А вот что касается рабочих групп Совета , то с этим есть некоторые вопросы. По поводу всех рабочих групп говорить не могу, но в группе по отделочным материалам, членом которой я являюсь, процесс практически полностью повторяет бизнес-завтраки – знакомство с интересными людьми, новые контакты и информация, но при этом работы на результат практически нет.

Архи.ру: А каковы цели и задачи у названной вами группы?

Е. К.: Основная цель этой рабочей группы – составить российский каталог строительных материалов, которые отвечают критериям «зеленого» строительства. Существуют зарубежные аналоги, однако мы считаем неэтичным просто переводить их, тем более в него нужно многое добавлять. А составить свой – это гигантская работа, и во всем мире этим занимаются люди, труд которых дотируется государством. В результате мы все с надеждой смотрим друг на друга и ждем, что сейчас кто-то возьмет и все это сделает. И естественно, никто за это всерьез не берется, потому что все заняты своей основной работой. Правда, мы все же начали этот процесс – сформировали специальную анкету для компаний, которые претендуют на статус «зеленый», разослали ее по нескольким десяткам организаций. И в качестве ответа получили всего 5-6 заполненных анкет. То есть активности от поставщиков «зеленых» стройматериалов мы так и не добились, поэтому, полагаю, заинтересовывать и воздействовать на них нужно как-то по-другому. Должна быть какая-то мотивация, кроме социальной сознательности, которой нет и в ближайшее время не предвидится.

Архи.ру: У вас есть здания, которые прошли или проходят сертификацию?

Д. К: У нас в портфолио есть 2 «зеленых» проекта: штаб-квартира компании Siemens и офис известного западного банка. Оба эти проекта проходят сертификацию по системе LEED. Мы как проектировщики участвовали в этих проектах с самого начала, и необходимость проектирования с учетом требований LEED была заложена в нашем контракте. Мы помогали заполнять специальные и довольно сложные таблицы, требующиеся по правилам сертификации, участвовали в поиске соответствующих строительных материалов. И вновь главной проблемой, с которой мы столкнулись, стало отсутствие информации. Например, в официально прилагаемых инструкциях к краскам зачастую не было сведений о наличии ряда летучих веществ, которые требуются для анализа по LEED. Также мешало отсутствие адаптации стандарта к местным условиям. Например, по требованиям LEED в проекте должны быть заложены смесители определенной конструкции, а в России таких нет. И что остается – импортировать их из США, чтобы получить необходимое количество баллов? Или, например, система раздельного сбора мусора, за которую также предусматривается определенное количество баллов и которой в России пока практически нигде нет. Пришлось нарисовать на плане 4 разноцветных ведра и получить за это лишний балл, хотя понятно, что потом этот разобранный мусор будут вывозить на общую свалку Впрочем, большая часть необходимых строительных решений в России уже представлена, вопрос лишь в цене – часто такие решения действительно несколько удорожают проект.

Архи.ру: С какими реальными сложностями вы столкнулись в процессе проектирования?

Е. К.: При реальном проектировании наибольшее количество сложностей у нас было с инженерными решениями. Специальные системы вентиляции и освещения, датчики контроля CO2, смесители, снижающие объем расхода воды и т.д. С архитектурой работать оказалось проще – все требования стандарта LEED вполне логичны и привязаны к реальной жизни. Я бы их разделила на архитектурно-планировочные и на те, которые относятся к корпоративной политике компании и которые тоже можно учесть в проекте. Планировочные – это, например, такая рассадка людей, которая позволит всем сотрудникам иметь в течение рабочего дня естественное освещение. Самый логичный ход: кабинеты руководства расположены вокруг ядра здания, а рабочие места сотрудников, работающих в опен-спейсе, расположены вдоль световых фронтов. В этом случае прохождение света допустимо не более чем через две стеклянные преграды. И сертификационному комитету мы предоставили план с указанием глухих и освещенных мест, а также разрез, где показаны рабочие места и индикация высоты 42 дюйма (106 см), позволяющие убедиться в том, что сотрудники офиса могут видеть дневной свет сидя за рабочим столом.

Архи.ру: Как вы в целом оцениваете роль таких организаций, как RuGBC в процессе развития движения по экологическому строительству?

Е. К.: В целом я считаю, что такие организации, безусловно, полезны для рынка, так как они объединяют вокруг себя профессионалов, которые предоставляют соответствующие товары и услуги, а также обеспечивают обмен опытом и распространение информации. Подобные организации должны стать значимыми «двигателями» этого направления. Конечно, политика «зеленого строительства» находится на начальной стадии, и недостатки в работе Совета вполне естественны – он существует всего 2 года. Со своей стороны, я хотела бы обратить внимание на недостаток актуальной информации о «зеленых» решениях и методах экологического строительства в среде профессиональных архитекторов. На мероприятиях Совета они практически не бывают, при том, что поставщиков стройматериалов, подрядчиков, девелоперов и консультантов там вполне достаточно. Это плохо, ведь именно проектировщик принимает решение о структуре и составляющих проекта. Но я считаю, что все это проблемы роста, и с развитием рынка система работы RuGBC будет освещаться гораздо шире и привлекать ведущие архитектурные силы России.

От редакции:
Мнение сотрудников бюро ABD architects - одна из наиболее распространенных точек зрения на взаимодействие с "зелеными советами", которая объективно отражает суть их работы, в первую очередь, нацеленную на то, чтобы объединять и информировать. С первой задачей, учитывая общую численность, превышающую 150 членов, "Совет по экологическому строительству" справляется неплохо. С информированием все сложнее. На фоне продолжающегося экономического кризиса и начальной стадии становления рынка экологического строительства, активность общественных организаций, таких как «Зеленые советы» и вовлеченность в их деятельность профессионального сообщества недостаточна для качественного изменения ситуации. Создается впечатление, что участники таких добровольных партнерств, похоже, сами еще слабо представляют себе, чем они могут помочь рынку и друг другу, слишком общей и неконкретной зачастую выглядит программа информационного обмена. Однако, повторим, эта ситуация вполне нормальна для начального этапа становления отрасли. В России уже созданы и функционируют несколько «Зеленых советов», в рамках которых могут консолидироваться и переходить к активным действиям все заинтересованные игроки рынка. И только пассивность основной части архитектурного сообщества мешает ему конструктивно влиять на развитие и распространение идей «экологического строительства» в нашей стране.

Присоединяйтесь к нам